Совершенствование судебной системы. Мнение Тамары Евгеньевны Абовой и Рудич Валерия Владимировича

   Уважаемые коллеги приглашаем к дискуссии по теме совершенствование судебной системы РФ  затронутой в публикации Тамары Евгеньевны Абовой. Текст с мнением Тамары Евгеньевны,  в котором вы можете вписать свое мнение, приводится ниже. Это не спор, это именно дискуссия где каждый юрист практик, сталкивающийся с судебной системой и работой разных судебных инстанций, может изложить своё мнение, по затронутым  Тамарой  Евгеньевной вопросам.

Своё мнение выделенное красным цветом изложил адвокат Уральской Коллегии Адвокатов Свердловской области, председатель постоянно действующего третейского суда при АНО «Научно-Правовой Центр», Валерий Владимирович Рудич.

 1. О совершенствовании судебной системы в стране было принято немало решений, программных документов, с целью формирования и развития в стране судебной системы, без которой нет, и не может быть демократического правового государства. 

 Начало было положено в октябре 1991 г. Верховный Совет РСФСР 24 октября 1991 г. принял постановление № 1801-1, которым одобрил «Концепцию судебной реформы в РСФСР», (далее Концепция), действующей и поныне. Концепция была принята в период, когда еще существовал СССР, что не могло не отложить отпечаток на содержание некоторых ее положений, оказавшихся неприемлемыми после распада СССР. Например, о судебной системе и правовых взаимоотношениях СССР и РСФСР. Кроме того, основное внимание в Концепции было уделено реформе в сфере уголовного судопроизводства и деятельности других правоохранительных органов, направленной на борьбу с уголовными преступлениями, о чем было прямо сказано во вступлении к изложению положений Концепции.

 В 1993 г. была принята принципиально новая Конституции Российской Федерации, закрепившая переход в России к иной, чем советская, экономической и политической системе. По прошествии десяти лет со времени принятия Концепции в России с учетом накопившегося опыта деятельности судов был принят ряд документов, о дальнейшем развитии сложившейся в стране судебной системы. В их числе Федеральные целевые программы развития судебной системы России 2002 -2006 и 2007-2011 годов.

 Тем не менее, нельзя не согласиться с тем, что некоторые поставленные Верховным Советом РСФСР в 1991 году задачи и направления судебной реформы актуальны и поныне. Ряд задач решен. Но есть и не завершенные. В их числе достижение уровня материально-технического обеспечения судов, а также материального, бытового и социального обеспечения работников правоохранительных органов, соответствующего возлагаемой на эти органы и их работников ответственности; обеспечение достоверности и повышение доступности информации о деятельности правоохранительных органов, судебно-правовой статистики.

 К важнейшим направлениям судебной реформы, в частности, были отнесены: создание федеральной судебной системы; признание права каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом; расширение возможностей обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц; организация судопроизводства на принципах состязательности, равноправия сторон; дифференциация форм судопроизводства; совершенствование системы гарантий независимости судей и подчинения их только закону, закрепление принципа их несменяемости.

 2. За прошедшие почти 20 лет после обнародования Концепции было много сделано по ее реализации. В частности, Конституция РФ закрепила в качестве одной из ветвей власти - власть судебную, осуществляемую судами общей юрисдикции во главе с Верховным судом РФ, и арбитражными судами во главе с Высшим арбитражным судом РФ. В Основном законе страны сформулированы основополагающие принципы судопроизводства, основные права граждан и право на их защиту судом, в том числе судом присяжных. Приняты основополагающие Федеральные конституционные законы «О судебной системе в Российской Федерации», «Об арбитражных судах в Российской федерации», Федеральные законы "О мировых судьях в Российской Федерации", «О статусе судей в Российской Федерации». Приняты ГПК РФ (2002 г.), АПК РФ и другие важнейшие законодательные акты в сфере осуществлении правосудия. Создан судебный департамент при Верховном Суде РФ, появились и другие формы судейского сообщества. Систематически созываются съезды судей, рассматривающие важные для развития судебной системы вопросы. 

 Улучшилось материально-технического обеспечения судов, а также материального, бытового и социального обеспечения судей. Построены новые престижные здания для судов общей юрисдикции и арбитражных судов в Москве и ряде других городов России. Сделано и многое другое.

 3. Все это так. Но все еще остаются нерешенными многие вопросы, связанные, в частности, с качеством российского правосудия и принимаемыми судами решениями, постановлениями и другими судебными актами. Требуется приложить немало усилий для того, чтобы наш суд был признан, прежде всего, народом страны как истинно независимый и справедливый. Остановлюсь, главным образом на тех задачах и направлениях реформы судебной системы, которые относятся к близкому мне гражданскому судопроизводству.

 Повышение качества и уровня судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций правосудия стало основной целью Программы развития судебной системы на 2007-2011 годы.

 Поставлены следующие задачи:

 -беспечение открытости и прозрачности правосудия;

 -повышение доверия к правосудию, в том числе путем повышения эффективности и качества рассмотрения дел;

 -создание необходимых условий для осуществления правосудия, обеспечение его доступности;

 -обеспечение независимости судей;

 -повышение уровня исполнения судебных решений.

 -Остановимся на некоторых из них.

 Прошло почти 3,5 года с момента принятия Программы. Что-то, конечно, сделано. В особенности в сфере открытости правосудия. Информация о рассмотренных делах и принятых решениях и других судебных актах, об органах судейского сообщества (советах судей и квалификационных коллегиях) публикуется на сайтах судебных органов. Принимаются меры по обеспечении электронного документооборота и иные современные методы информации. В общем, работа ведется. Правда, ею охвачены далеко не все суды. И еще многое предстоит сделать. Расширение информационных источников способствует открытости правосудия. Но этого мало. Необходимы еще более тесные связи, например, взаимопонимание между судами и средствами массовой информации.  Что касается обеспечения повышения доверия к правосудию и независимости судей, то это самые трудные задачи. Прошло почти 20 лет со времени принятия Концепции, а мы все еще говорим и говорим о необходимости обеспечения реализации этих важнейших принципов. 

 Независимость судей. От кого? Прежде всего, от представителей законодательной и исполнительной власти в центре, и, в особенности, на местах. Но давление на судей продолжается. Как этому противостоять? Отсутствием реакции. Принимать решения исключительно на основании закона и обстоятельств дела и публиковать их для всеобщего обозрения. Если такая практика станет повсеместной, давление прекратится или, во всяком случае, уменьшится. 

Моё мнение. А как быть с вопросом о боязливости судей. Которые вопреки совести и закону не будут выносить справедливых решений и приговоров. Ведь каждый из них в первую очередь думает, как удержаться на «этом» месте и доработать до пенсии. И тут встаёт вопрос внутренней чистоты смелости и действительно независимости судьи от указанных в публикации видов власти, но, увы, это уже фантастика. К сожалению судьи, заражены хамством, невежеством, безразличием, безграмотностью и самое главное готовы повсеместно преступать закон в угоду своих личных интересов и интересов своих руководителей. (Если начальству так надо то я так сделаю, ато меня уволят). Не секрет, что нередко, заранее даются указания, какое решение или приговор должны быть по данному делу.

 В соответствии с Конституцией независимость судей предполагает их независимость от лиц, участвующих в деле. В особенности, от сторон. Но не сходят со страниц печати, обвинение судей в коррупции, взяточничестве. Об этом говорится даже в посланиях Президента РФ Федеральному собранию. Не помогают ни увеличение заработной платы судей, ни решение иных социальных проблем. Прежде всего, не нужно давать взятки. Взяточничество процесс двусторонний. Необходимо искоренять это зло не только путем наказания судей. Разговоров о коррупции в судебной системе много. Но лиц, причастных к данному тяжкому преступлению выявляется очень мало. Нужна атмосфера нетерпимости к этому злу везде. В органах управления, в государственных учреждениях, бизнесе, правоохранительных органах. Вести соответствующую работу систематически, включая помощь психологов. В сознание судей и работников аппарата судов необходимо культивировать не страх перед наказанием, а отвращение к коррупции.

Моё мнение по данному вопросу. Соглашусь с высказыванием автора и хочу добавить. К сожалению коррупция зависит не только от того дают или не дают деньги. Прежде всего, уровень коррупции в судах, зависит от моральных качеств работников судебной системы. Проблема   кроется в низости у судий,  таких качеств как честь, честность, порядочность. Беря деньги и вынося неправосудные решения, они даже не задумываются о том, что ломают людские судьбы, губят предприятия и, в конце концов, сами совершают преступление. Тысячи офицеров служащих в армии на границе получают от преступников предложения получить деньги за провоз наркотиков, а в случае отказа испытывают реальную угрозу смерти, но почему-то имеют в себе силы не брать деньги и не пропускать караваны с героином и оружием. Предпочитают принять неравный бой, но не уронить чести. А судьи раз не поступают так, значит, не имеют чести вот и вся проблема. Выражаясь словами И.В. Сталина, проблема в кадрах, ведь кадры решают всё.

 

4. Признано, что для достижения цели и решения задач Программы необходимо, в частности, совершенствовать судоустройство. И это, прежде всего, относится к судам общей юрисдикции, которые до сих пор не имеют современного закона об их судоустройстве. В настоящее время подготовлен проект ФЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации». Но он мало, что меняет в действующей модели устройства этих судов. Меняется инстанционная система, но в рамках ныне существующих судов, что не представляется правильным. Да и решение инстанционной проблемы вызывает возражения.

Моё предложение. Считаю необходимым вернуть апелляционную инстанцию в судах общей юрисдикции. Опротестовать либо обжаловать незаконное решение или приговор в кассационной инстанции для сторон практически не представляется возможным, поскольку приделы рассмотрения дела кассационной инстанции значительно отличаются от апелляционной инстанции.

  Судами первой инстанции являются мировые судьи и районные суды, разрешающие уголовные и гражданские дела. Районные суды разрешают все дела, кроме дел, отнесенных законом к ведению других судов. Само по себе это не вызывает возражений. Но ведь немало дел по первой инстанции в основном, возникающих из публичных правоотношений, рассматривают областные, краевые суды, суды республик и другие суды этого уровня (в дальнейшем суды субъектов РФ), а также соответствующие судебные коллегии Верховного суда РФ. Представляется, что эта подсудность, именуемая родовой, нуждается в пересмотре с целью сосредоточения в районных судах действительно всех дел, кроме отнесенных в значительно меньшем количестве к компетенции других органов.

  Следующая ступень - суды субъектов РФ. Здесь «под одной крышей» предполагается разместить три инстанции: первую - судебная коллегия по гражданским делам, рассматривающая отнесенные к ее компетенции гражданские дела, вторую - апелляционную (взамен кассационной) осуществляющую пересмотр дела, по которому принято не вступившее в законную силу решение районного суда, и третью - кассационную, рассматривающую жалобы и представления на решения судов первой инстанции и апелляционной инстанции.   Есть уже негативный опыт сосредоточения различных инстанций в одном и том же суде под руководством одного и того же председателя - опыт арбитражных судов. Сейчас все апелляционные арбитражные суды действуют самостоятельно и значительно более эффективно. Их меньше, чем судов первой инстанции. Арбитражные кассационные суды здесь сразу были выделены в самостоятельные органы. 

Моё мнение по данному вопросу. К сожалению это не решило проблему взяток и неправосудных решений. Наоборот четко определилась цена взятки за каждую инстанцию. Кроме этого никто не мешает судам различных инстанций,  особенно вышестоящим контролировать и влиять на решения нижестоящих судов. И судьи нижестоящих инстанций идут на это, не задумываясь. Поскольку понимают, что если не «уважат» просьбу судьи или судей вышестоящей инстанции, то их решение в вышестоящей инстанции будет отменено. А отмена это определенный негатив. Вот и выносят всё, что угодно, в угоду друг другу. Данный вывод основан на реальных примерах из личной адвокатской практики.

  В соответствие с проектом в качестве апелляционной инстанции сохраняется районный суд по отношению к решениям, принимаемым мировыми судьями. В литературе справедливо обращено внимание на то, что мировой и районные судьи наделены законом одинаковым судейским статусом. Поэтому возложение на районные суды функций вышестоящей инстанции этому статусу не соответствует [1] и ставит мировых судей в неравное положение по сравнению с судами районными. Институт мировых судей обслуживает интересы населения ничуть не меньше, чем районные суды. Вышестоящей по отношению к мировым судьям должна быть та же апелляционная инстанция, что и для районных судов. Можно предположить, что в основе сохранения статус-кво сыграл роль большой объем жалоб на решения мировых судей, с которым новая инстанция (апелляционная) не справится. Значит, возможно, нужно изменить соотношение количества дел, рассматриваемых районными и мировыми судьями, но не исходить из далекого от принципиального подхода. Моё мнение. С этим мнением автора, согласен и полностью поддерживаю.

  Точно также представляется неправильным положение проекта закона о судах общей юрисдикции, касающееся кассационных инстанций. Предполагается возложить функции кассационной инстанции на президиумы субъектов Федерации и судебные коллегии Верховного суда РФ. 

  Правда, в результате подобных преобразований надзорной будет только одна инстанция - Президиум Верховного суда РФ. Но это достоинство проекта закона не может оправдать введение двух апелляционных и двух кассационных инстанций. Получается, что каждое дело, как и сейчас, должно будет пройти пять инстанций, в случае несогласия стороны с судебными актами четырех инстанций. Поскольку кассационные инстанции вправе возвращать дела на новое рассмотрение в соответствующие нижестоящие суды, дела, как и прежде, будут подолгу перемещаться из одного суда в другой. Об определенности в отношениях сторон также говорить не приходится.

Моё мнение по данному вопросу. Самая большая проблема в затронутом вопросе, но не раскрытая до конца это немыслимо длительный срок, который на самом деле не устраивает как правила обе стороны процесса. Либо наоборот длительность «затягивание» принятия решения (особенно, в Арбитражных судах) наруку только той стороне, которая нарушает права другой стороны  или не исполняет своё обязательство. Надо решать два вопроса:

1) вопрос качества правосудия и 2) быстроты разбирательства и принятия вступившего в силу решения. А это опять зависит от качества кадров (судей). В кадрах должно сочетаться знание и порядочность. Однако последние изменения, в частности увеличение срока до 3 месяцев на выдачу исполнительного листа на решение третейского суда, говорит об обратном процессе. Просто парадокс, ведь арбитражному суду ненадо разбирать дело, решение третейского суда уже состоялось, для чего нужен трёх месячный срок? Будто специально сделали так, чтобы и исполнение решений третейского суда превратилось в «неисполнимое» производство. Считаю, что такой срок на выдачу исполнительного листа  является губительным для самого института третейских судов и сути третейского разбирательство. Ведь качество, сохранение коммерческой тайны и небольшой срок для рассмотрения спора, а, следовательно, как итог и получение окончательного решения, вот  основы  которые делают привлекательным рассмотрение спора в третейском суде. 

  Если закон будет принят в варианте, представленном в Государственную Думу, то ничего не изменится в отношении Европейского суда по правам человека в Страсбурге. Этот суд не признает столь многоступенчатую инстанционную систему и, как прежде, будет принимать к рассмотрению жалобы, поданные после вступления решения в законную силу, т.е. после теперь уже апелляционной инстанции. Мой комментарий. Считаю, что Европейский суд по правам человека будет поступать правильно, если будет принимать жалобы, поданные после вступления решения в законную силу. Поскольку такое решение подлежит исполнению, но если оно незаконно (что часто бывает), значит, оно нарушает права и законные интересы гражданина (граждан), следовательно, подлежит рассмотрению в Европейском  суде по правам человека.

  5. Обеспечение качества правосудия невозможно, как этот не покажется парадоксальным, без увеличения сроков на рассмотрение дел в судах и снижения нагрузки на судей. ЕСПЧ обвиняет нас в длительных сроках на рассмотрение дел, потому что у нас сложная инстанционная система, позволяющая делу гулять снизу вверх и сверху вниз иногда по несколько раз. Сроки рассмотрения дел у нас слишком низкие, в которые судьи порой по весьма сложным делам не укладываются, и не могут уложиться. Отсюда спешка, которая никогда не была полезна качеству.

  Ежедневная (даже не месячная) нагрузка на судей, в особенности в больших городах приводит к тому, что настоящих процессов, становится все меньше и меньше. О какой состязательности может идти речь, если у судьи более десятка гражданских дел в день заседания. 

И это, по моему мнению, один из самых главных пороков судебной системы. Необходимость уменьшения нагрузки на судей Программой предусмотрена. Но пока еще не видно, чтобы что-либо существенно менялось к лучшему.

Моё особое мнение по этому вопросу. Согласен с данным мнением, поэтому для увеличения штата и в качестве альтернативного формирования аппарата судей предлагаю выборы судей из числа профессиональных юристов практиков, путем общественного голосования жителей тех мест, где необходимо увеличить штат судей. Общество само должно участвовать в выборах тех, кому будет доверять судебные разбирательства. Возможно, это повлияет и на коррупцию, так как в этом случае судья может быть переизбран досрочно, как только возникнет подозрение в недоверии.

  И еще есть один важный вопрос - вопрос об исполнении судебных решений. По закону органы исполнения решения не входят в систему органов правосудия. Они подчинены власти исполнительной - Минюсту. Следовательно, осуществление правосудия завершается приятием окончательного судебного акта, т.е. вступившего в законную силу. Но ведь это нонсенс. Если решение не исполняется, то все то, что предшествовало его вынесению, потеряло всякий смысл. Исполнение судебных актов должно снова стать стадией судебного процесса. Органы исполнения должны состоять в судебной системе, но на принципиально иных, чем было раньше основах.

Мой комментарий. Полностью согласен. Исполнение судебного решения это «бич» сегодняшнего дня. Никто уже не верит в то, что когда нибудь исполнение судебных решений будет эффективным. Возможно, надо усилить реализацию последствий предусмотренных ст.315 УК РФ за неисполнение судебного решения и добиться реального применения этой статьи. Кроме того для реализации судебных решений по взысканию задолженности можно предусмотреть привлечение должников на обязательные работы на которые тратятся бюджетные деньги. При этом деньги реально будут получать признанные по суду кредиторы из средств муниципального или федерального бюджета, а должники будут выполнять указанные работы до полного возмещения. Таких работ достаточно, что стоит одно наведение чистоты в наших городах, улицах, дворах и т.д. Муниципальные и федеральные власти привлекают для этого граждан из ближнего зарубежья и в любом случае платят им деньги. Возможно, такой подход хоть как-то повлияет на реализацию и исполнение судебных решений, в которых предусмотрено взыскание денежных средств, и не важно взыскание ли это прямого долга и процентов по обязательствам, или возмещение вреда. В этом случае службе судебных приставов, совместно со службами правоохранительных органов и органов исполнительной и муниципальной власти, (теми же отделами благоустройства), необходимо будет просто работать. А сегодня приставы заняты лишь тем, что дают отписку о невозможности взыскания. Перевод органов исполнительного производства в  судебную систему, как предлагает автор сам по себе не решит проблемы. Нужны реальные механизмы взыскания, и если у должника нет денег, которые можно было бы взыскать и тем самым выполнить решение суда, то должен быть механизм, обязывающий его, их зарабатывать. Вплоть до принудительных работ.